Драма - это

20 марта 2010

Год назад размышлял о понимании драмы, решил опубликовать здесь.
Читать также по теме:

О СУЩНОСТИ ДРАМЫ

Гомер непревзойденный драматург
ГОМЕР - никем не превзойденный
А вон протекли веки, города и народы снеслись и исчезли с лица земли, как дым унеслось всё, что было, а побасенки живут и повторяются поныне, и внемлют им мудрые цари, глубокие правители, прекрасный старец, и полный благородного стремленья юноша.
(курс. выделена цитата -  и далее по тексту)

Как-то написал в на театральном форуме тут.бая (там же и предтеча этой темы), что драматургия для меня сродни квантовой механике. Краткий экскурс в квантовую механику для тех, кто что-то о ней слышал, но тем, кто от меня узнал про существование этой науки – настоятельно прошу пропустить несколько абзацев.
Квантовая механика – свод физических законов, действующих во Вселенной, чьи нетривиальные свойства, например, соотношение неопределенностей, квантовые флуктуации и корпускулярно-волновой дуализм, становятся ярко выраженными на микроскопических масштабах атомов и субатомных частиц. В отличие от классической теории (классическая механика), все частицы выступают в квантовой механике как носители и корпускулярных, и волновых свойств, которые не исключают, а дополняют друг друга. Состояние квантовой системы описывается волновой функцией, квадрат модуля которой определяет вероятность данного состояния и, следовательно, вероятности для значений физических величин, его характеризующих; из квантовой механики вытекает, что не все физические величины могут одновременно иметь точные значения. Отличительная черта квантовой теории – дискретность возможных значений для ряда физических величин: энергии электронов в атомах, момента количества движения и его проекции на произвольное направление и т. д.; в классической теории все эти величины могут изменяться лишь непрерывно.

Реально, мало чего понятно и для обычного технаря, не говоря уже о людях искусства, – я извиняюсь за это. В святой микромир заглядывать не будем, но для попытки понимания движения моей мысли все-таки необходимо в общих чертах понять фундаментальные положения квантовой теории.
1) Корпускулярно-волновой дуализм – фундаментальное понятие квантовой механики, состоящее в том, что объекты проявляют как волновые свойства, так и свойства частиц.
2) Соотношение неопределенностей – принцип квантовой механики, состоящий в том, что некоторые из свойств Вселенной, например, положение и скорость частицы, не могут быть известны абсолютно точно. Неопределенный характер микромира становится все более выраженным, по мере того как пространственные и временные масштабы, на которых рассматриваются эти свойства, становятся все меньше. Величины, характеризующие частицы и поля, колеблются и резко изменяются в пределах значений, допустимых соотношением неопределенностей. Это означает, что микромир представляет собой царство хаоса, погруженное в море квантовых флуктуации.
3) Квантовые флуктуации – случайное поведение системы на микроскопических масштабах вследствие соотношения неопределенностей. Также флуктуации – случайные отклонения физических величин от их средних значений; происходят у любых величин, зависящих от случайных факторов.
Из всего перечисленного главным образом запомним три волшебных слова: дуализм (двойственность), неопределенность (более ярко выражено становится при приближении к определенным масштабам), случайность (скачкообразное изменение).

Далее, несколько выдержек из словарей о сущности драмы. Скажу, что я просмотрел все, что смог найти по данному вопросу за короткий промежуток времени, но, как правило, статьи касались именно формы литературной драмы. Нигде не нашел определения драмы как сущности, как философской категории, наконец, определения драмы как жизненного явления. Меня это не удовлетворяет. Учение о драме проходило не далее русла изучения драмы как одного из родов литературы: структура и форма драматических произведений, их анализ, литературная и театральная оценка и т.д.

1) Драма, как и другие виды искусства, – одна из форм общественного сознания.
2) Источником драматизма является социальная действительность.
3) Драма изображает нарушение обычного течения жизни.
4) События, возникающие в драме, ставят действующих лиц перед необходимостью выявить своё отношение к вопросам общественной и частной жизни.
5) Драматическое в собственном смысле есть высказывание индивидов в борьбе их интересов и в разладе характеров страстей и этих индивидов.
6) Наиболее полным и концентрированным проявлением драмы является драматический конфликт как специфически эстетическая форма выражения жизненных противоречий, форма воспроизведения в искусстве острого столкновения противоположных человеческих поступков.
 1) Если драма одна из форм общественного сознания, а сознание – это есть субъективное отражение мира, то драматическое искусство для нас все-таки более ли менее объективное отражение какой-то части реальности. Значит, драма как жизненное явление (или состояние?) существует. Не может же нечто фантомное постоянно исследоваться разными людьми в разные времена. Из реальной жизни, на каком-то уровне сознания, мы воспринимаем (наблюдаем) драму как действительный процесс.
Далеко ходить не будем, из последнего и общеизвестного. В какой-то деревне один безработный, социально опасный элемент, уже отсидевший пару годков, терроризирует пенсионеров на водку и т.п., а милиция, отличающаяся своими функциями, но никак не отличающаяся более высокой функциональностью, проигнорировала этот факт. Мужики же из округи сами решили разрешить разыгрываемую драму в пользу пенсионеров. Вместо комедии вышла трагедия. Толи перепутали ружья, вместо заряженного солью взяли заряженное дробью, толи еще чего. Линчевание по-белорусски закончилось смертью. И полетели письма: жен, матерей, сестер, дочерей. Полетели надо догадываться к самому президенту. Полетели со слезами и мольбами, полетели из любви к близким и кормильцам, в надежде на помилование. Дошли ли те письма и были ли только письма? Как бы то ни было, и как бы я не придумывал завязку этой истории (доподлинно мне не известно), надеюсь только на одно: из любви просили, а не из чувства своей правоты. В общем, глаз дракона увидел глас народа. Помните эту историю о великом царе Соломоне, который у бога просил мудрости, отдав этому предпочтение перед богатством и властью, и который потом без науки о генах безошибочно мог определять биологическую мать месячного ребенка? Может ли великодушие не руководствоваться мудростью? Кто против того чтобы закон был как можно менее суров в отношении к убийцам преступников, и к тем кто, защищая свой дом, покарал грабителей? Нормальным здравомыслящим гражданам понятна эта справедливость без комментариев к уголовному кодексу. Можно ли не сопереживать, читая у Вергилия следующие стихи:
Когда же Гекуба/ Мужа увидела вдруг в доспехах, приличных лишь юным, –/ Молвила: «Бедный Приам, о что за умысел страшный/ Это оружие взять тебя заставил? Куда ты?/ Нет, не в таком подкрепленье, увы, не в таких ратоборцах/ Время нуждается! Нет, если б даже был здесь мой Гектор…/ Так отойди же сюда! Защитит нас жертвенник этот,/ Или же вместе умрем!»
Что неожиданно услышал белорусский народ, который отчасти как бы нам не хотелось, состоит из грабителей, убийц и других преступников, от главы государства? Кто нам вреден – тот не человек! Кто не наделен правом социального уборщика (милиционера), но иногда подчищает в наших деревнях, того по указу президента глава государства может освободить от уголовного преследования без суда. Почему христианская мораль так долго держится в тысячелетиях? Потому что она гласит: любого человека, даже самого порочного и грешного, нужно любить, но не его грехи и пороки, а Человека!!! Все-таки есть огромная разница между поступками, действиями, мыслями человека и самим человеком. Не человек плох, а действующий в нем грех.
К чему я написал вышеизложенный абзац? Эта присказка пример того, что драма не какое-то отвлеченное понятие из литературоведения применяемое к шекспировскому Гамлету. Драма – это жизненный процесс, который мы наблюдаем, постоянно обдумываем, всечасно являемся участниками драмы, и бывает, не замечаем этого. (По-хорошему, конечно стоит привести все доводы и попытаться сформулировать определения для сомневающихся, что драма не что-то надуманное человечеством, а действительное явление в нашей жизни и описываемое неким законом, но надеюсь, в ходе моего рассуждения другим будет это понятно.) Мы признаем важность этого процесса в человеческой жизни, его влияния на судьбу, и ненамеренно стараемся контролировать через понимание, осознание его законов. Намеренное желание понимания драмы выливается у нас в письменное и устное литературное описание (ведение тех же сокровенных дневников, анекдоты, фольклор, обычные сплетни бабушек на лавочке, даже форум тут.бая и т.д.). Желание добраться до сущности драмы привело к развитию высокой литературы, где высокая форма описания наиболее объективно отражает и вскрывает главные и существенные особенности драматичности жизни. Но конечно, зачастую, видя и участвуя в общественной жизни, и сравнивая ее с литературой, в нас закрадывается негодование: в реальной жизни все не так. Где там Гамлету до трудностей понимания бытия (не путать с бытом)? Сказка для далеких от жизни людей! Пожил бы Гамлет в наше время, тогда узнал бы бедствия и глубину вопроса быть или не быть. Вот и Пушкин как-то высказался, что самая сущность драматического искусства исключает правдоподобие. Здесь очень интересный вопрос возникает, ответ на который как бы само собой для всех разумеющийся, но который не знаю, осмыслялся ли кем-то развернуто. В какой степени литературная драма, как форма общественного сознания, отражает реальность, в частности драму в жизни или драматизм нашей жизни? Таланты и способности разных драматургов рассматривать не будем, возьмем их вместе. Попробуем сначала понять противоречие Пушкина, тем более, когда всем известно, что читатель и в особенности зритель настоятельно требуют правдоподобия. По-моему, любое искусство исключает правдоподобие, т.к. в основе своей стремится к идеальному, но не объективному. И хотя некоторые делят искусство на подражание реальности и создание идеальной реальности – все подчинено одной цели: исканию идеальных законов применяемых к реальности. Объективные законы общества, правдоподобные, – более ли менее область исторических и социальных наук. Стоит заметить, что даже такая точная и проверенная практикой наука физика совсем не так отражает реальный физический мир, как кажется многим неспециалистам. Физика – это абсолютно идеальная наука, но ее законы совершенно оправданно применимы в производстве, главное знать где, в каких условиях и в каких масштабах действует тот или иной закон. Например, такая ее аксиома, что в замкнутой системе энергия никуда не деется и ничего к ней не прибывает извне работает с одним условием, а таких систем в реальности просто не существует, многими факторами можно пренебрегать, если их действие на «замкнутую» систему крайне несущественно. Тот же физический вакуум не есть просто пустота, как мы это представляем; или пусть кто-нибудь попробует доказать реальное существование во вселенной двух непересекающихся прямых и т.д. Искусство, в наше беседе драматическое, с одной стороны является абстракцией и исключает жизненное правдоподобие, с другой стороны правомерно описывает определенными законами нашу действительную жизнь.
Замечу, что были конкретные случаи отображения (подражания) литературной драме в реальности. Например, сразу, после опубликования «Вертера» Гете и «Грозы» Островского участились случаи характерных самоубийств. Сделаю вывод, что драматическое искусство не только форма общественного сознания и отображение некого закона, драматическое искусство обладает активной энергией в жизни.

2) Если источником драматизма является социальная действительность, то мы можем утверждать, что драма находится в области социальной жизни. Вне социума, общества, драмы – как жизненного явления – не существует. Хотя это само собой разумеется, но понимание этого очень важно. Может ли существовать без человеческого общества политика, экономика, история? Конечно, нет. Почему же, по-моему, важно понимать, что драма лежит в социальной действительности? Потому что, какой бы не был социум, в нем всечасно рождается новая драма, вне зависимости от того что это за социум. Это как термоядерная реакция в космической звезде, но нет такой звезды без синтеза водорода, пока она существует – светит, иначе мертвая, кусок металла. И если политика или экономика напрямую зависят от уровня развития общества, наличия договоренностей между людьми, то появление острых или неявных драм не контролируемый человеком процесс. Гибель одного левиафана порождает рождение другого. На чем строятся социальные утопии – на идее жизни общества без левиафана, без драматизма, но, уничтожив левиафана, исчезает само общество. Суждено нам богом и природой переживать, страдать и терпеть в богатстве и нищете, в счастливом браке или вдовстве, в колхозе или в постиндустриальном городе и т.д. Остается только идиллия хуторной жизни, когда летом жарко, а зимой холодно: пасти коров, ловить рыбу, а поздними вечерами зырить на млечный путь. Да и то фантом левиафана и туда доберется в образе какого-нибудь председателя колхоза с коммерческим предложением платить за ловлю в озере, куда запустили малька карпа от прибыли за собранный урожай.
Буду ль когда-нибудь вновь любоваться родными краями,/ Хижиной бедной моей с ее кровлей, дерном покрытой,/ Скудную жатву собрать смогу ли я с собственной нивы?/ Полем, возделанным мной, завладеет вояка безбожный,/ Варвар – посевами. Вот до чего злополучных сограждан/ Распри их довели! Для кого ж мы поля засевали!/ Груши теперь, Мелибей, прививай, рассаживай лозы!/ Козы, вперед! Вперед, – когда-то счастливое стадо!/ Не полюбуюсь теперь из увитой листвою пещеры,/ Как повисаете вы вдалеке на круче тернистой,/ Песен не буду я петь, вас не буду пасти, – без меня вам/ Дрок зацветший щипать и ветлу горьковатую, козы!
Драма, для нашего сознания, – это естественное проявление социальной действительности. Об идиллии или некой утопии нам приходится только мечтать. Или вспоминать божественное детство, когда если что и происходило, то за рамками нашего несформировавшегося сознания. Великим поэтом можно быть уже в юности, но драматургом раньше осмысления своей жизни в обществе людей – вряд ли. Стоит уточнить понимание принципиальной разницы трех родов литературы не по форме произведений, а по рассматриваемым вопросам и жизненным явлениям описываемых лирикой, драмой и эпосом. В традиционной, да и в принципе любой другой, литературе на первом месте всегда стоит человек. Человек при всей наглядности существо непостижимое, рассматривать, исследовать и описывать его можно с любой точки зрения и в каких угодно условиях, но все равно останется бездна непонимания. Лирика – это не только поэзия, но и проза (здесь имеется в виду не форма: стихом или абзацем, а образ мышления), лирика – это метод исследования и описания человека, зачастую для лирического автора объектом является он сам. В лирике взгляд исходит от человека, самодовлеющего центра, как во внешний мир, так и внутрь себя. В лирике, как нигде, важна душа автора, ею в принципе все и мерится. Без наличия великой души здесь писакам с их душонками делать ничего, хоть бы они были архипрофессионалами! Драма редко рассматривает человека изнутри, хотя такие моменты и могут присутствовать, но как исключение. Здесь человек – это только объект, субъектом он может быть не далее удачного или провального литературного или театрального эксперимента. Собрание воедино нескольких объектов (человек), по сути, – и есть литературная драма, раскрывающая их отношения друг к другу и событиям. Драма – это жизнь социума из нутрии, жизнь индивидуумов в их тесном соприкосновении друг с другом. Взаимодействие человек vs общество – вот та движущаяся точка (действие), которую мы хотим видеть в драматическом искусстве, и которую мы примеряем на себе, но она постоянно ускользает от нас. Ускользает, потому что взаимодействие между людьми не так часто как это нам кажется физическое и наглядное. О литературной драме еще будет подробнее. Что же в моем понимании эпос? Сразу скажу, что этот род литературы я считаю высочайшей вершиной, недосягаемой не только простым смертным, но и признанным гениям. Задумывался ли кто над фразой древнего грека: зачем писать, если уже лучше Гомера не напишешь? Действительно, какое произведение превзошло «Илиаду»? «Божественная комедия», «Война и мир», «Энеида» и т.п.? Вряд ли, эти немногие лишь сумели добраться до этой вершины уже протоптанным путем. И дело не в том, чтобы писать в совершенных оборотах, доходить до самой сути, чувствовать время и даже быть пророком и т.д. Невозможно превзойти Гомера в широте его мышления! Для чего же так важно обладать широтой мышления (даже не широтой взгляда). Эпическое произведение рассматривает не одного человека или группу людей, оно повествует о народе, а охватить целый народ – это крайне сложная задача, тем более в историческом развитии. Конечно, зачастую в одном произведении переплетаются разные роды литературы. Точно также как короля играет окружение, народ в эпосе венчают знаменательные личности. И не возможно раскрыть эпическое без драматического, история состоит из цепочки событий. Одним из важнейших отличий эпического произведения от драматического является то, что главным объектом внимания является не личность и ее судьба во взаимоотношении с группой людей, а влияние личностей на судьбу народа, и здесь это взаимоотношение правильно называть не драматическим, а героическим действием. Резюмируя свое рассуждение о родах литературы, сделаю вывод, что область лирического замыкается на одном человеке (а человек может вмещать в себе бесконечную вселенную), драматическое – есть взаимодействие человека с группой людей, а эпическое – это историческое развитие группы людей. Понимаю, что мои утверждения не имеют достаточно убедительных обоснований в этой работе, но дилетанту простительно, когда цель его работы собственно постановка проблемы, а не ее разрешение. Добавлю, что если театр делить на драматический театр, оперу и балет, то мое зрительское восприятие и понимание четко делится на: лирическое – балет, драматическое – драматический спектакль, эпическое – опера.

3) Драма изображает нарушение обычного течения жизни. Собственно, сущность драмы и находится где-то рядом с нарушением обычного течения жизни. Обычное течение жизни – это есть идиллия, бытие без событий, недостижимая мечта. Недостижима, по одной главной причине, – мы все умрем. Для человека смерть выступает не только в качестве природного феномена, но и как явление социальное и нравственное, включенное в сложный контекст общественных отношений.
Мы успели. В гости к богу не бывает опозданий,/ Так, что ж там ангелы поют такими злыми голосами?/ Или это колокольчик весь зашелся от рыданий,/ Или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани!
В осознании и ожидании этого неотвратимого и непостижимого для каждого человека природой заложенного события строится драматизм всей нашей жизни. Драматизм – это очень важно понимать – не в том, что мы все умрем, а в том, что мы знаем о нашей будущей смерти! Драма возникает в тот момент, когда мы узнаем о своей смерти от других людей. Наша смерть это нечто парадоксальное в нашем сознании, чувствуем-то мы себя даже в болезни некими бессмертными существами. Неверие в смерть постоянно с нами. Я вот пишу эти строки и почти убежден, что не умру. Почти, потому что помню, лица похоронных процессий.
Помни, что рок неизбежный к смерти людей всех приводит, помни, что блага земные, как с легкостью людям даются, так же легко исчезают.
Заметили ключевое слово Аристотеля «узнаем»? Именно через узнавание драма проявляет себя, через узнавание мы осознаем драму, но нельзя говорить: драма есть мот момент, когда кому-то что-то сообщается. Собственно, можно сказать по-современному, драма на службе у смерти в отделе по связям с общественностью. Узнавание в драме имеет несколько особенностей от других узнаваний. Например, мы можем узнать в энциклопедии, что в солнечной системе шестая планета называется Сатурн, или из рыболовного опыта, что нерест плотвы начинается в апреле и т.д. Здесь у нас возникают соответствующие эмоции, которые, как правило, не будут сильными, если мы только не узнали (подсмотрели в шпаргалку) это на экзамене по астрономии или впервые пришли ловить рыбу в апреле месяце. О смерти мы можем узнавать из разных источников и по-разному: из медицинских книг, бульварных газет, из слов коллеги по работе, по телевизору, и наше впечатление от прочитанного, услышанного, увиденного будет неодинаковым. В драматическом искусстве, по-моему, узнавание самый важный механизм, но и самый сложный, судя по тому, что сегодня мы читаем и видим. Некоторые могут спросить, а почему я связываю драму так тесно именно со смертью? Дескать, в жизни так много драматических моментов, которые с большой натяжкой можно связать со смертью, а в некоторых нами любимых комедиях вообще это не подразумевается, или наоборот, смерть слишком широкое понятие, чтобы приблизить нас к сущности драмы. Но стоит так же задать вопрос: многое ли из того, что мы читаем и видим – есть драма? Вот недавно пересмотрел телеспектакль «Тартюф», где никто не умирал, даже никто не собирался. Но я не говорю, что драма – это смерть, а лишь подчеркиваю, что сущность драматического находится в осознании нами смерти. Комедия Мольера построена не просто на тупом столкновении комических характеров и ситуаций, как в КВНе, в «Тартюфе» вопрос отношения к смерти очень тонко рассмотрен. Как говорил Достоевский: мир выжил, потому что смеялся. Смеяться, стоит не только над ханжами и наивными людьми, но и над теми, кто слишком серьезно относится к смерти.
Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином. Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь. Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем. И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя. Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.
В жизни какой-то драматический момент создает в нас эмоциональное потрясение, которое находится в некой пропорциональности от нашей социальной близости к событию. Умер ли, не дай бог, близкий нам человек или неизвестный преступник наша реакция будет неоднозначной. Мастерство в драматическом искусстве создает те условия и обстоятельства, при которых происходящее максимально соответствует нашей действительности, тогда мы читатели и зрители многое остальное не можем воспринимать критически, все внимание поглощается только событием. На драматическую ситуацию мы смотрим как на некую идеальную ситуацию, где всем несущественным можно и должно пренебречь. В реальной жизни, когда идет обычное течение жизни, мы сознательно воспринимаем так много всего незначительного, что сложно и перечесть, но, попадя в какую-то передрягу, все лишнее для нас исчезает, мир видится только через существующую передрягу. Например, вот вы читает этот текст, сидя в удобном кресле, похлебывая теплый чаек, постукивая пальцами по столу, почесывая затылок, отвечая на телефонные звонок и осознавая многое другое, но начнись в вашем помещении пожар, то все ваше понимание окружающей действительности замкнется на спасении из огня. То есть, те, кого жизнь била ключом, могут утверждать, что театральная и настоящая жизненная драмы обладают свойством идеальности в своих ситуациях. Как бы ни показалось кому-то парадоксальным мое утверждение, но литературная драма в меньшей степени обладает свойством жизненной идеальности, чем театральная, где меньше остается места восприятию и воображению.
Существует не очень добрая поговорка: ничто в жизни так не радует как беда соседа. Она отчасти отражает эстетическое удовольствие драматического искусства, хотя вряд ли именно это настроение – лицезрение чужой бедой – приводит к катарсису, но в этом есть глубокий смысл, и он не в отсутствии сострадания к другим, а в наличии сострадания к себе. От сострадания к себе мы проецируем себя на других людей и в нас появляются слезы сочувствия. Помните высказывание из фильма «Брильянтовая рука»: на его месте должен был быть я. Наблюдая чужое горе, мы познаем и предчувствуем свою смерть. Но конечно, нормальному цивилизованному человеку, смерть даже законченного преступника и негодяя мало принесет удовольствия, скорее возникнет любопытство, которое может в полной мере разрешить искусство. Вряд ли у большинства населения нашей республики публичная казнь вызовет что-то противоположное негодованию – это, кстати, меня радует. Но вот то, что нашим законодательством разрешена смертная казнь, – это есть показатель мировоззрения нашего общества. Один из главных вопросов о смертной казни состоит в том: может ли общество исправлять людей, которые вышли из ее среды, в добрую сторону или оно признает свое бессилие? Искусство должно активно осмысливать такие проблемы, разъяснять и влиять на общество.

4) События, возникающие в драме, ставят действующих лиц перед необходимостью выявить своё отношение к вопросам общественной и частной жизни. Обязательно!
Как весело провел свою ты младость!/ Ты воевал под башнями Казани,/ Ты рать Литвы при Шуйском отражал,/ Ты видел двор и роскошь Иоанна!/ Счастлив! а я, от отроческих лет/ По келиям скитаюсь, бедный инок!/ Зачем и мне не тешиться в боях,/ Не пировать за царскою трапезой?/ Успел бы я, как ты, на старость лет/ От суеты, от мира отложиться,/ Произнести монашества обет/ И в тихую обитель затвориться.
Наше отношение к жизни – тонкий и совсем не простой вопрос. И хотя задай нам его как-нибудь на досуге, мы с высоко поднятым флагом будем доказывать свою жизненную позицию, но все это будет по большому счету словоблудием. Наше истинное отношение к жизни может проявиться только в самые драматические моменты. Где как не перед лицом смерти мы предстаем в истинном своем образе? Весь мир театр, а люди в нем актеры, как говорил Шекспир. И ведь действительно, замечаем ли мы это или нет, но в обычной жизни мы играем роли, не задаемся вопросом быть или не быть. Только проживая драму, здесь и сейчас, мы способны проявить себя через отношение к социальным событиям. При обычном течении жизни, мы живем своими комфортными привычками, стереотипами, теми людьми, которыми быть удобно, правильно, престижно. В беде познаются друзья, в несчастье – любовь, в бою – отвага, в немощной старости – дети…
Почему гордый и сильный человек является ничтожным и слабым в несчастии, а слабый возрастает, как исполин, среди бед, в силу тех же самых законов, кто льет часто душевные, глубокие слезы, тот, кажется, более всех смеется на свете...
И разве нельзя утверждать, что драматическое искусство, для понимающих людей, есть самое честное искусство, искусство без масок! Да, как это ни звучит странно, но литературная драма, лишенная правдоподобия, открывает нам законы общества, театральная драма, надевающая на подмостках всевозможные личины, обнажает души людские. Вы смотрите спектакль: видите красивые декорации, сексуальных девочек и тетушек, стильно одетых мальчиков, красивую пластику и жестикуляцию, гениальные спецэффекты, ультрамодную светомузыку, слышите приятные и трогающие души нотки, лучший голос страны, соглашаетесь с правдоподобными ситуациями и характерами, а также хвалите точно подмеченные из вашей жизни действия актеров, но вы не видите на сцене у персонажей крайней необходимости проявить свое отношение к жизни и смерти, – значит, вы видите, какое угодно искусство, но не драматическое!!!
Жизнь коротка; смерть неотвратна; горестей в жизни больше, чем радостей. Лучшая доля – вовсе не родиться; доля вторая – ско¬рее умереть. Труд гнетет, смуты губят; а старость средь мук – как остров средь волн.
Ведь чем драматическое искусство отличается от наблюдаемой драмы в жизни, кроме реальности происходящего? Тем, что в жизни, здесь и сейчас, мы можем действовать, проявлять свое отношение, влиять, но в настоящем времени, мы не можем это осознавать! В проживаемом драматическом моменте, наше мышление действует отлично от обычного течения, мы переполнены эмоциями, намерениями, поглощены своим односторонним взглядом, отвлеченные понятия для нас недоступны. Зритель же и читатель обладают преимуществом, они могут осмысливать происходящее, вырабатывая уже разумное отношение человека к общественной и частной жизни!
Неужели в тот момент, как вы потеряли друга или возлюбленную, вы станете писать поэму на их смерть? Нет. Горе тому, кто в такую минуту обратится к своему таланту! Лишь когда первая боль прошла, когда притупилась острая чувствительность, когда катастрофа далека, – душа обретает спокойствие; вспоминаешь ушедшее счастье, можешь оценить понесенную утрату, память и воображение вступают в союз: первая – чтобы вызвать воспоминание, второе – чтобы преувеличить сладость былых дней; тогда поэт владеет собой и говорит красно. Он только говорит, что рыдает, но не рыдает, подыскивая ускользающий от него выразительный эпитет; он говорит, что рыдает, но не рыдает, отделывая свои гармоничные стихи. Если же польются слезы, – перо падает из рук, он предается своему чувству и не в силах творить. Но и бурные радости подобны глубокому горю: они безмолвны.
Почему «быть или не быть» является самым театральным выражением и подходит к любой драматической ситуации в нашей жизни? Почему в противостоянии человек vs общество, мы не можем сознательно или бессознательно не задаваться вопросом: кем нам быть, тем, кем требует общество, или тем, кто мы есть в своей сущности, но мы же сами, такие как мы, и составляем общество. Это парадокс, который возможно принципиально не имеет решения. Не всегда добро – это что заповедует нам социум, и не всегда зло, наточив ножи, идти против того же социума. И в смерти можно обрести жизнь, а в жизни для себя смерть. И как не в осознании смерти, мы искренне задаемся вопросом веры в бога? И когда, как, не в самый драматичный момент наше мировоззрение может качественно поменяться? Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Что такое, по сути, наше отношение к вопросам общественной и частной жизни? Это наше мировоззрение.
Мировоззрение – система обобщенных взглядов на мир и место человека в нем, на отношение людей к окружающей их действительности и самим себе. Носитель мировоззрения – личность и социальная группа, воспринимающие действительность сквозь призму определенной системы взглядов. Имеет огромный практический смысл, влияя на нормы поведения, жизненные стремления, интересы, труд и быт людей.
Не понимать что такое мировоззрение – значит ни черта не понимать!!! Что такое было советская идеологическая машина? Это мощнейшая машина, созидавшая качественное мировоззрение у людей того времени. И это было высочайшее искусство, которое мы, возможно, сегодня намеренно недооцениваем по известным причинам…

5) Драматическое в собственном смысле есть высказывание индивидов в борьбе их интересов и в разладе характеров страстей и этих индивидов. Собственно, ощущать драму – значит ощущать разлад. Опять же, жизненное согласие, ощущение гармонии, – это идиллия, рай, божественное состояние.
Горе несчастным! В своем ослепленье безумном не видят/ Люди, что в их глубине таится желанное счастье./ Очень немного меж нами тех, что усилием могут/ Сбросить несчастье с себя, ибо их Рок ослепляет:/ Словно колеса они катятся с гор, за собою/ Горестей бремя влача и раздоров, что с ними родятся,/ Их управляя судьбой незаметно до самой кончины./ Вместо того, чтоб искать ссоры, где только возможно,/ Люди должны бы ее избегать, уступая без спора.
Что такое кризис, эпоха перемен, время смут и горячих страстей? Отсутствие, несогласие, несоблюдение договоренностей между людьми! Существование социума, требует не только наличия в нем людей, но и связей между ними через правила, запреты, ограничение свободы и равенства, условностей, традиций и т.д. Когда дети плюют на отцов, брат идет против брата, жена не слушает мужа, а муж не смотрит на жену, водители не соблюдают правила дорожного движения, тогда разладами и раздорами ставиться под сомнение существования социума. Но как бы ни было трудно жить в любом обществе, без общества жить еще сложней, оставаясь человеком в нашем понимании. Говорят, что при всей жестокости тюремных нравов, никто не хочет сидеть в одиночке. Какой смысл в простой человеческой радости, если этим невозможно похвастаться перед кем-то? Наша человеческая потребность в социальных отношениях такая же естественная, как сон и принятие пищи. И также как от качества пищи напрямую зависит наше здоровье, также от взаимодействия с обществом зависит качество жизни человека. Не имей сто рублей, а имей сто друзей.
Рассмотрим связку: человек – обратные взаимодействия – общество. Существуют несколько фундаментальных наук, которые соответственно изучают какой-то предмет. История – развитие общества, психология – состояние человека, философия – мышление человека и взгляд на окружающий мир, социология – функционирование общества и взаимодействия людей и т.д. На самом деле, все эти науки тесно переплетаются, дополняют и используют друг друга, разница лишь в точке зрения и в поднимаемых вопросах, не может быть истории без роли в ней личности, как и психики человека без влияния на нее других людей. Лично мне не известно, кроме как в редких исключениях, занималась ли какая-та наука вопросом о сущности драмы. Возможно, ближе всего к нам была бы социология, она изучает отношения индивидуума и общества, но ее более интересуют закономерности массового характера! поведения людей, и жизнь в своем обычном течении. Драматургия, как раздел литературоведения, рассматривает правила, форму и структуру драматических произведений, но не сущность жизненной драмы. А все наши представления остаются совести авторов, которые в драматических произведениях излагают какие-то конкретные возможные случаи (версии) жизненной драмы. По неким сходствам смыслов всех пьес, мы можем утверждать, что некий свод драматических законов социальной жизни существует. Для их выявления, нам необходимо более и более сужать поиски, чтобы понять, где они действуют и при каких условиях.
Итак, через высказывания мы осознаем драматизм, который мы пониманием как напряженность между человеком и обществом, можно сказать и так: разлад между двумя потенциями, силами, несогласие между двумя возможностями или вероятностями. Драматизм – это неравновесное состояние системы (человек – общество). Драма в переводе с греческого языка – совершающееся действие, именно совершающееся, а не просто действие, т.е. это процесс. Можно также сказать, что драматизм – это ожидание качественного изменения рассматриваемой нами системы, предчувствие чего-то, что должно обязательно произойти.
Сына лицо между тем покрывает родитель священным/ Снадобьем, чтобы терпеть могло оно жгучее пламя;/ Кудри лучами ему увенчал и, в предчувствии горя,/ Сильно смущенный, не раз вздохнул тяжело и промолвил:/ «Ежели можешь ты внять хоть этим отцовским советам,/ Сын, берегись погонять и крепче натягивай вожжи./ Кони и сами бегут, удерживать трудно их волю…/ Вожжи рукою схвати! А коль можешь еще передумать,/ Не колесницей моей, а советом воспользуйся лучше./ Время еще не ушло, и стоишь ты на почве не зыбкой,/ Не в колеснице, тебе не к добру, по незнанью, желанной./ Лучше спокойно смотри на свет, что я землям дарую».
Предчувствие изменения обычного течения жизни. В драматической ситуации наш интерес состоит в том, чтобы сохранить жизнь в том виде, какой она была до событий. Здесь важно еще понимать, что есть драматические события, а есть события недраматические, но которые вызывают к жизни драматические события. Например, пожар в доме из-за молнии – это природное событие, а героический поступок человека по спасению ребенка из огня – это уже драматическое (социальное) событие, т.к. человек выказал свое отношение к своей и жизни другого человека. Именно когда последствия в частной жизни и жизни социума нас интересуют более даже всех известных событий – есть драматизм. Если представить двух людей в казино, одного богатого, второго не очень. И в случае следующих событий, когда богатый проигрывает невообразимую для нас сумму, а бедный выигрывает меньшую, но значительную для него, мы скорее ощутим драматизм удачи бедного человека, т.к. вряд ли проигрыш богатого изменит его жизнь, скорее развлечет, но выигрыш бедного, может иметь плохие и неожиданные для него последствия: почувствует вкус легких денег и в конце проиграется до самоубийственных долгов. Интерес человека сохранить обычное течение жизни – то общее, что объединяет все драматические ситуации, и борьба за свою прежнюю жизнь – это то, что есть во всех драмах! Что произойдет с бедным человеком, когда в его руках окажется «манна небесная»? Его жизнь не сможет быть как ранее, и он сам измениться: из бережливого превратится в мота, из скромного в гордеца, считающего, что синяя птица у него в руках. Но наша заинтересованность в разбираемом примере в том, что бедняк все это будет прекрасно понимать, и мы увидим борьбу (его отношения) с обществом. На выходе старый охранник по виду нашего персонажа определит, что он впервые выиграл большую сумму, и иронично заметит, что в течение года ждет его в казино. На что бедняк уверенно возразит: нет, поиграл разок, выиграл и хватит, а то проиграюсь. Охранник улыбнется и скажет: все так говорят, и все возвращаются, иначе бы мы не процветали! И вот наш герой идет домой и думает, что живем-то один раз, и ничего на тот свет не возьмешь, а хочется-то и красиво пожить. Неужели сбылась мечта идиота съездить на карнавал в Рио-де-Жанейро? Эх, солнце, пляж, напитки, полуобнаженные бразильянки, удовольствия, свобода, телесериальная жизнь! Но он пресекает такие мысли. Через некоторое время он увольняется из исследовательской лаборатории, открывает свой бизнес, вкладывает все деньги в агротуризм и вкалывает как лошадь. Через несколько лет стоим мы, значится с нашим охранником, спрашиваем у него: покупает ли обменник в казино доллары, на что он нам отвечает: только амеро, и вдруг видим нашего героя покидающего сие заведение конченым человеком. У нас же сразу возникают подозрения: может он прямиком на Свислочь отправился, тут рядом. Охранник нас успокаивает: пошел за шагреневой кожей!
Высказывание индивидов в борьбе их интересов и в разладе характеров страстей и этих индивидов – очень размытое понятие. Я же повторю еще раз, как я понимаю. Драматизм – борьба человека через его высказывания и поступки сохранить обычное течение социальной жизни! Здесь некоторые могут спорить, что-де человек всегда стремится к изменениям, наконец, к улучшению жизни! А лучшая жизнь – это разве есть не стабильность и прогнозируемость? Стремление к получению денег, разве не есть стремление получения неких гарантий от общества? Изменение миропорядка – это не есть ли его упорядочение? Но важно понимать, что на жизнь в обществе существенно влияют не только социальные события, мир состоит не только из связей между людьми. Также необходимо глубоко разбираться, почему высказывания и поступки человека несут в себе разлад. Взаимодействие «человек – общество» происходит двумя путями: через поступки и высказывания, – другого не существует! Наши высказывания воздействуют на поступки и наоборот, наши поступки влияют на наши высказывания.
Так объявил им глашатай, и, грозное слово услышав,/ Затрепетали сердца и у самых бесстрашных лягушек,/ Но Вздуломорда, поднявшись, их речью такой успокоил:/ «Друга, не я убивал Крохобора и даже не видел,/ Как он погиб: верно, сам утонул он, резвясь у болота,/ В плаванье нам подражая. А эти гнуснейшие мыши/ Вздумали ныне меня обвинять. Ну, тем лучше. Изыщем/ Способ мы раз навсегда весь их род уничтожить коварный./ Вот что я вам предложу и что кажется мне наилучшим:/ В броню себя заковавши, мы сомкнутым строем, все рядом/ Станем у края болота, на самом обрывистом месте,/ Чтобы, когда устремятся на нас ненавистные мыши,/ Каждый ближайшего мог супостата, за шлем ухвативши,/ Вместе с оружием грозным низвергнуть в пучину болота./ Там уже, плавать бессильных, мы быстро их всех перетопим,/ Сами же мы, мышебойцы, трофей величавый воздвигнем».
Можно ли рассуждать об обществе, не определившись с пониманием человека? Сложность любого общества меркнет перед сложностью в постижении человека. Моя точка зрения, что мнение людей об обществе глубоко не разобравшихся с проблемой человека, есть поверхностное мнение, подстраиваемое под какие-то интересы и никак не объективное. И здесь тысячу и тысячу раз готов признаться в своем непонимании венца природы, не обладаю я широтой мышления. Два великих совета оставила история человечеству: познай себя и внемли себе. Если первое еще как-то циркулирует в нашей современной культуре, то второе осознается крайне редко. А ведь только через эти два совета мы должны судить о других людях. То, что наши слова часто не согласуются с нашими поступками, как правило, не есть какой-то намеренный случай обмана себя или других, а есть некий разлад в человеке. Можно выдвигать разные теории, претендующие на истину: в нас действует дух и плоть, психическое и физическое, сознательное и бессознательное, разум и желания, общественное и личностное начало. Без выяснения какого-то доминирующего начала в человека, на основе многочисленных взглядов можно признать двойственную природу человека. Но какое начало более руководит нашими поступками, а какое высказываниями я здесь не рискну предположить. Скорее влияние происходит в каких-то пропорциях на наши действия (поступки и высказывания), нормальный человек ощущает себя цельным существом и не стремится разграничивать себя на две половины.
Много путей существует для хода людских рассуждений;/ Много меж ними дурных, много и добрых, но прежде/ Нужно в них зорко вглядеться, чтоб выбрать из них настоящий./ Если же в мире возьмет верх заблужденье над правдой,/ Мудрый отходит и ждет воцарения истины снова./ Слушай внимательно то, что тебе я скажу, и запомни:/ Да не смущают тебя поступки и мысли чужие;/ Да не побудят тебя к вредным словам и деяньям./ Слушай советы людей, сам размышляй неустанно,/ Ибо безумный лишь может действовать без рассужденья;/ Делай лишь то, что потом в горе тебя не повергнет./ И не послужит тебе причиной раскаянья злого.

6) Наиболее полным и концентрированным проявлением драмы является драматический конфликт как специфически эстетическая форма выражения жизненных противоречий, форма воспроизведения в искусстве острого столкновения противоположных человеческих поступков.
Схожу в Аид, хоть жизни путь не кончен./ Но верится, что там отрадой буду/ Отцу; тебе я милой буду, мать,/ И милою тебе, мой брат несчастный:/ Умерших, вас я собственной рукой/ Омыла, убрала и возлиянья/ Надгробные свершила. Полиник!/ Прикрыв твой прах, вот что терплю я ныне,/ Хотя в глазах разумного поступок/ Мой праведен. Когда была 6 я мать/ Или жена и видела истлевший/ Прах мужа своего, я против граждан/ Не шла бы. Почему так рассуждаю?/ Нашла бы я себе другого мужа,/ Он мне принес бы новое дитя;/ Но если мать с отцом в Аид сокрылись,/ Уж никогда не народится брат.
Стоит разобрать оно из главных понятий, которое мы неразрывно ассоциируем с драмой – это обязательное наличие конфликта. В общем, мы представляем драму как столкновение двух противоборствующих сил – но я утверждаю это не правильно! И что мы понимаем под жизненными противоречиями? Возможно, не ошибусь, если назову этими противоречиями условия нашей жизни, – но опять же я не согласен с этим. Почему? Потому, что если рассуждать о столкновениях противоборствующих сил в условиях нашей жизни, то все будет сводиться к человеческим действиям (высказываниям и поступкам). Но действия – это не есть наиболее полные и концентрированные проявления драмы!!! Я готов в этом спорить до крови с кем угодно! Вершина драматического искусства – это столкновение мировоззрения людей! Наш взгляд на окружающий мир, на общество, на человека, на себя, наше отношение к событиям, к смерти, в итоге, наш образ мышления. Не знаю смогу ли я донести до читателей именно эту мысль, и будет ли соразмерена со всем остальным мною написанным. Конечно, мировоззрение человека проявляется через его действия и за любым мировоззрением стоят некие явные и скрытые (бессознательные) силы, также не все однозначно с мировоззрением отдельного человека. Действия, характеры, ситуации – все это формы в драматургии, которые могут быть ничем не заполнены. Примеров много можно приводить из массовой культуры, да и сегодня из элитарной, когда что-то смотрим с интересом, даже с удовольствием, сопереживаем героям, в нас возникают различные чувства и т.д. Но критически мы признаем, что ценности в этом мало, одно развлечение, искусство построенное на гедонизме. Почему, я считаю современные российские фильмы о Великой Отечественной войне преступлением? Потому, что с таким бандитским мировоззрением, какой показан в этих фильмах, советский союз никогда бы не выиграл войну, победил он фильме «Третья ракета».
Когда бы все так чувствовали силу/ Гармонии! но нет; тогда б не мог/ И мир существовать; никто б не стал/ Заботиться о нуждах низкой жизни;/ Все предались бы вольному искусству./ Нас мало избранных, счастливцев праздных,/ Пренебрегающих презренной пользой,/ Единого прекрасного жрецов./ Не правда ль? Но я нынче нездоров,/ Мне что-то тяжело; пойду, засну./ Прощай же!
Можно с легкостью рассуждать о мировоззрении в искусстве, но можно ли утверждать, что проявление драмы в реальной жизни есть конфликт наших мировоззрений? Я считаю, что только так нам и нужно понимать. Жизнь полна противоречий – избитое определение. Но почему, из-за чего, действительно ли? В начале я писал о том, что драма одна из форм общественного сознания. Добавлю, что драма – это один из способов восприятия нами мира. Можем ли мы созерцать мир как гармонию, воспринимать жизнь как идиллию? А почему нет? Мы по-разному воспринимаем жизнь, общество, себя, а если бы мы единогласно договорились: как жить в обществе, как воспринимать смерть нам подобных, как видеть будущее и, наконец, как относиться к самим себе? Но что есть истина? И не за нее ли идем сражаться, наточив мечи? Какая может быть основа драматизма в столкновении характеров? Ни чаем ли души у сварливой жены, не любим ли тюфяка-мужа, не друг ли нам ужасный скряга, не покрываем ли бездельника перед начальством. Но как нам могут быть ненавистны нигилисты, абстракционисты, коммунисты, фашисты, праведники, грешники, дерьмократы и демократы, кого угодно возненавидим, кто не с нами – тот против нас. Война идей в семье, на улице, работе, на футбольном матче!
Да и зачем вообще помогать нам мышам иль лягушкам:/ Острой стрелою, поди, и бессмертного могут поранить./ Бой у них ожесточенный, пощады и богу не будет./ Лучше, пожалуй, нам издали распрей чужой наслаждаться.

Итак, резюмируя выше написанное, выделю основные утверждения касающиеся сущности драмы:
1) Драма – одна из форм общественного сознания отражающая социальную действительность.
2) Драматизм есть следствие взаимодействия человека с другим человеком, или группой людей.
3) Драма – период нарушения обычного течения жизни человека в моменты осознания своей смертности.
4) Предшествующие драме события ставят человека в условия, когда его неподдельные отношения к общественной и частной действительности являются определяющими в его действиях.
5) Основу драматизма составляет внутренний и внешний разлад человека из-за его двойственной природы во взаимоотношениях с самим собой и обществом.
6) Драма – есть конфликт мировоззрений, выражающий острые противоречия социальной жизни человека.

Собственно шестой пункт и есть главное определение сущности драмы. Я не претендую на то, что такая формулировка дает полное понимание сущности рассматриваемого нами явления. Есть здесь еще много вопросов и непонятного, возможно со временем мое мнение изменится в отношении драмы. Но, замечу, что эти рассуждения прежде попытка постановки проблемы понимания нами сущности драмы, а не какие-то полномасштабные исследования.

Драма, человек, квантовая механика
Драма, человек, квантовая механика

Структура драмы


Теперь возвратимся к началу моего рассуждения и вспомним, что драматургию я сравнил с квантовой механикой. Уж если кто сошлется на мое больное воображение при таком сравнении, то я не обижусь, но постараюсь привести доводы в свою защиту.
В основе определения науки квантовая механика лежит постулат о том, что эта наука – свод физических законов, действующих во вселенной. В общем, любая наука – это свод каких-то законов, но мало где это внесено во главу понимания. А то, что квантовая механика изучает не какой-то всеобъемлющий закон, действующий во вселенной, а свод законов – есть принципиальное утверждение. Меня последнее время просто умиляют некоторые люди, которые выводят для себя некоторую истину, и своей истиной мерят все что можно и нельзя! Одна истина – это привилегия религии, которая говорит, что бог есть всё: законы, жизнь, смерть, квантовая механика, драматургия. Им бы (обладателям своей истины) не спорить бы с религией, как они любят делать, а понять, что их истина это жалкая пародия на религию. Итак, драматургия, как наука, изучающая драму в жизни, литературе и театре, – есть свод законов равно действующих в социальной жизни и драматическом искусстве. Почему эти законы равно действуют в жизни и в искусстве? Потому что наша социальная жизнь – это и есть искусство, а искусство – это, по сути, есть наша социальная жизнь. Почему наше искусство сегодня нацелено на идеи потребления, потому что в сегодняшнем обществе важно развивать спрос и стремление людей к необузданному потреблению товарами промышленной отрасли. Предвижу не согласие со мной, что некие законы драмы едино действуют как в театре, так и литературе, а тем более в жизни. Но господа, есть некие фундаментальные законы, а есть законы производства, в нашем случае законы отображения драмы, правила построения формы – одни действуют литературе, другие в театре, также как есть ученые-теоретики и есть инженеры-практики, или есть министры, драматурги и режиссеры. Если до конца разобраться, почему понимание драмы должно строиться на нескольких законах, то приведу довод о том, что система (человек – общество) состоит из неравноценных элементов, требующих законов существования самих в себе. Человек – это, прежде биологическое, потом общественное существо, обладающее сознанием, разумом, также субъект общественно-исторической деятельности и культуры. Общество – совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей, т.е. продукт самого человека.
Понятно, что законы драмы действуют только в социальной среде человека. В природной среде в мире животных никаких драм не существует! Драматизм в законы джунглей может привнести только человек своими аллегориями. И даже когда мы видим по телевизору научно-публицистический фильм о жизни антилоп, и момент когда антилопа-самка смотрит, как хищники терзают плоть ее детеныша, потом нам показывают, как она скучает, но в действительности никакой драмы она не переживает. Меняются условия ее жизни, но не ее бытие, животные умирают, но не знают об этом. А весь драматический эффект создается нашим душевным восприятием. Чем плохо завязанное на инстинктах искусство? Тем, что оно влияет на наше восприятие, возбуждает в нас определенное эмоциональное состояние, зачастую удовольствие, но это искусство бессильно перед нашим разумом, оно не культивирует наше миропонимание. Как много видим мы принципов жизненной правды, действия в качестве возбудителя переживаний, органичности, творческих перевоплощений, но как мало принципов идейной активности искусства!

1) Корпускулярно-волновой дуализм – фундаментальное понятие квантовой механики, состоящее в том, что объекты проявляют как волновые свойства, так и свойства частиц. Для меня, очевидно, что человека в драматургии необходимо рассматривать как носителя двойственной природы. Во-первых, многие учения и науки (от христианства до психологии и далее) именно так и представляют человека. Но есть, например история, которой безразлично сущность человеческой природы. Поэтому, во-вторых, без признания дуализма в человеке существование драмы ставится под серьезное сомнение. Абзацем выше я привел историю про антилопу, которая зрит гибель родного ей существа, эта ситуации априори драматическая, но драмы в ней нет, т.к. животное не обладает сознанием и разумом, ее мировоззрение не меняется, у животных могут поменяться только инстинкты через ряд поколений. Значит, драма существует в людском обществе потому, что составляют это общество не какие-то куски мяса с костями. С другой стороны, если взять интернет и «битвы пророков» на форумах, то мы видим столкновение мировоззрений людей в чистом виде. На интернет форумах есть и взаимодействие человека с обществом, и отражение социальной действительности, и даже на наше течение жизни может существенно повлиять интернет, но драмы опять здесь нет. Нет потому что человек это не только поток сознания и мыслей, человек – это биологически смертное существо, но обладающее сознанием которое может пережить его в обществе людей.
Итак, первое, что необходимо признать в драматургии, и исходить из этого, что человек должен рассматриваться как биосоциальное существо, носитель биологических и социальных свойств, которые дополняют друг друга.

2) Из квантовой механики вытекает, что не все физические величины могут одновременно иметь точные значения, принцип неопределенностей. Вот этот принцип, по сути, и привел меня к сравнению драматургии с квантовой механикой. Если еще помните, я утверждал, что человек стремится сохранить обычное течение жизни, и оно нарушается в драматические моменты. Что такое обычное течение жизни? Это порядок, согласованность, прогнозируемость, условности, договоренности, привычки, то время когда самое важное для нас определено, отсутствие ожидания неизвестного. При обычном течении мы чувствуем себя комфортно, надежно, уверенно – за это и многое другое мы ценим эти периоды жизни и стремимся их сохранить. Но что пугает нас, когда мы переживаем драматизм? Неопределенность, ожидание чего-то, не уверенность, что именно должно произойти: то или это. И самая большая неопределенность заключена в смерти, а она заключена не только в вопросе: есть ли жизнь после смерти и дальше Марса, а что такое жизнь. В моменты драмы приходит понимание невозможности дать точные значения, оценки. Драма – это не просто осознание смерти и непонимание умру ли я, пострадают ли близкие, погибнет ли общество, которое хранит жизнь моего сознания в поколениях, а принципиальная невозможность точного прогнозирования развития индивидуума и общества. В обычном течении жизни более ли менее все известно, т.к. такая жизнь легко поддается исследованию и изучению. Описать линию легко, но функция – это уже знания другого порядка.
Здесь я остановлюсь на своем понимании жанра комедии. Я вот сейчас в мыслях критически подхожу к своим словам: как же негативные ассоциации о смерти могут вязаться с комедией? В комедии смех, радость, светлые эмоции. Вот именно! Надеюсь, меня простят, приведу несколько диалогов из завязки комедии «Ревизор»:
Городничий. Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.
Аммос Федорович. Как ревизор?
Артемий Филиппович. Как ревизор?
Городничий. Ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписаньем.
Аммос Федорович. Вот те на!
Артемий Филиппович. Вот не было заботы, так подай!
Лука Лукич. Господи боже! еще и с секретным предписаньем!
Городничий. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: черные, неестественной величины! пришли, понюхали – и пошли прочь. Вот я вам прочту письмо, которое получил я от Андрея Ивановича Чмыхова, которого вы, Артемий Филиппович, знаете. Вот что он пишет: "Любезный друг, кум и благодетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами)... и уведомить тебя". А! Вот: "Спешу, между прочим, уведомить тебя, что приехал чиновник с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд (значительно поднимает палец вверх). Я узнал это от самых достоверных людей, хотя он представляет себя частным лицом. Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки..." (остановясь), ну, здесь свои ... "то советую тебе взять предосторожность, ибо он может приехать во всякий час, если только уже не приехал и не живет где-нибудь инкогнито... Вчерашнего дня я..." Ну, тут уж пошли дела семейные: "... сестра Анна Кирилловна приехала к нам со своим мужем; Иван Кириллович очень потолстел и все играет на скрыпке..." – и прочее, и прочее. Так вот какое обстоятельство!
Аммос Федорович. Да, обстоятельство такое... необыкновенно, просто необыкновенно. Что-нибудь недаром.
Лука Лукич. Зачем же, Антон Антонович, отчего это? Зачем к нам ревизор?
Городничий. Зачем! Так уж, видно, судьба! (Вздохнув.) До сих пор, благодарение богу, подбирались к другим городам; теперь пришла очередь к нашему.
Кто скажет, если забыть остальной текст, что мы читаем именно комедию, а не трагедию? Кто может отрицать, что известие о приезде ревизора в провинциальный городок не может вызвать трагических событий? А обрывается пьеса «Ревизор» приездом настоящего проверяющего. Есть два рода смеха. Первый, завязан на характерах и ситуациях, как в КВНе, где иронии, сальности, исходя из нашей психической деятельности, вызывают смех, – это называется юмором. Второй, это смех о котором говорил Гоголь:
Нет, смех значительней и глубже, чем думают. Не тот смех, который порождается временной раздражительностью, желчным, болезненным расположением характера; не тот также легкий смех, служащий для праздного развлеченья и забавы людей, – но тот смех, который весь излетает из светлой природы человека, излетает из неё потому, что на дне её заключен вечно биющий родник его, который углубляет предмет, заставляет выступить ярко то, что проскользнуло бы, без проницающей силы которого мелочь и пустота жизни не испугала бы так человека.
Второй смех вызван душевной радостью, надеждой, верой в доброе. Если хотите радостью победы над смертью, не физической конечно, а духовной. Если вы не чувствуете противоположной природы смеха ребенка, смеха на свадьбе, смеха на 9 Мая, Дожинках, Рождества и Пасху с одной стороны, и с другой стороны, смеха в курилке на работе, смеха над своим соседом, смеха в ресторане за дорогим бокалом вина, – то спросите себя: а не живой ли я труп? Почему «Операция Ы и другие приключения Шурика» комедия на все времена, и мы не перестаем смеяться, даже когда при повторном просмотре исчезает новизна? Потому что мы знаем, такой простачек и добрячек, как Шурик, обречен печальной смертью в нашем обществе. Но как много позитивной энергии дарит нам этот образ, защитника сирых и слабых, донкихота, умеющего по-настоящему любить, любить так самозабвенно, как все мы этого желаем, служащего обществу не за славу и похвалы, а за честь и совесть! И не своим ли неожиданным выживанием, и не своей ли наивной победой над этим пошлым, прокуренным обществом он попрал духовную смерть современного общества? Также можно вспомнить интересный эпизод с чеховским «Вишневым садом». Комедия или трагедия вырубка деревьев? Здесь очень интересный момент с мировоззрением. Мы, и я в том числе, видим это как трагедию, ведь жизнь людей в корне изменилась, они не заслужили этой участи, были добропорядочными гражданами, а общество так жестоко обошлось с ними. Но я догадываюсь, почему Чехов называл эту пьесу комедией, хотя кто поймет гения. Лопахин – это комедийный персонаж в высоком смысле, и если рассматривать его как центр пьесы, то вся эта прелюдия болотной женской сантабарбары выглядит именно как комедия. Вы понимаете, что человек из народа, вчера еще бегавший босиком по мокрой земле, ничего не видевший дальше вишневого сада, без надежды на достойную жизнь, без права на образование и т.д. доказал, своей предприимчивостью и разумностью, что он человек может быть с еще большей буквы, чем вся эта заплесневелая в усадьбе аристократия! Не в чеховском ли саде воплотилась мечта русских литераторов 19 века о свободном человеке из народа, не только от крепостничества, но и свободного от мировоззрения крепостного?
Второе, что можно позаимствовать драматургии из квантовой механики – это принцип неопределенностей. Но еще раз постараюсь донести свою мысль, где эта неопределенность образуется. Человек – хотя это архисложный вопрос, требующий больших знаний, наблюдений, но в конечном итоге, можно условиться, что понимать под понятием «человек», каково его строение, физические и психические возможности, что собственно он из себя представляет. Общество – это совокупность людей и отношений между ними, любое общество можно подвести под схему, общество не так сложно по своей структуре как может показаться, два человека это уже прообраз всех обществ, также как семья это очень маленькое государство. Неопределенность – во взаимоотношениях между человеком и обществом. Если и есть какие-то теории описывающие связку между человеком и группой людей, то они, как правило, будут рассматривать обычный прямолинейный ход жизни. В драматические же моменты, уверен, что любая теория взаимоотношений будет действовать, если будет присутствовать принцип неопределенностей. Но важно понимать: невозможность что-то знать доподлинно не означает, что это принципиально не постигаемо разумом и какой-то теорией, а означает, что своим не знанием, или погрешностями, необходимо руководствоваться. Собственно, принцип неопределенности и необходим, чтобы знать сегодняшние пределы постигаемого, но, как известно, люди любят их преодолевать.

3) Помните высказывание Эйнштейна: бог не играет в кости – над ним стоит задуматься, рассматривая любую драму. Квантовые флуктуации – случайное поведение системы на микроскопических масштабах вследствие соотношения неопределенностей. Разве мы не можем провести аналогию между микроскопическими масштабами микрокосмоса и тончайшими взаимоотношениями социума? Кто знал, что высказывание Президента, которое я приводил в начале своего рассуждения, я не увидел по телевизору или по радио, а пересказ этого высказывания услышал от негодующей пожилой женщины, у меня также возникло негодование, и здесь его решу выказать? Но это развитие отношений, есть линейная система, из области обычных отношений исследуемых социологией, политологией, принципиальные случайности эти науки не признают. Драма же в моем понимании, несомненно, обладает моментами случайности, без них драматическая ситуация превращается в обыденную жизнь. Что же это за случайности? Собака выбежала на дорогу и попала под машину, когда с ней вышли гулять ребенок с отцом. Ребенок закричал и хотел выбежать на дорогу спасти собаку. Но отец его задержал и повел домой. И сказал ребенку, что собаку уже не спасти, она погибла, но он купит ему другую собаку. В этой ситуации случайность не то, что собака погибла под машиной. Собака увидела кота на другой стороне и рванулась за ним, в это время машина, не нарушая правила, ехала со скоростью 60 километров в час и не успела затормозить, виноват хозяин собаки. Случайность это то, что сказал отец, который мы понимаем, ничего уже сделать не мог, но его слова для ребенка это то, что последний никак не мог ожидать. Со смертью собаки у ребенка возможно в тот момент мир перевернулся и что он слышит, когда на его глазах убилась собака? Отец купит ему новую собаку! Первую собаку ребенок месяцами добивался, чтобы завести в квартире, а тут когда она, которую лобзал, погибла, родитель завтра же заменит на другую. Случайности в драме – это следствия существующих неопределенностей, возникшего мира хаоса в нашем миропонимании. В драме взаимоотношения человека с обществом имеют скачкообразное изменение. Не бывает ли так в жизни, когда у нас с кем-то годами постепенно и прямолинейно устанавливаются хорошие отношения, и вдруг эти отношения резко изменяются в неожиданную сторону, или наоборот, казавшийся нам плохим человек, в драматические минуты превращается в ангела-хранителя? А ведь не простили Лопахину вырубку сада, эту случайность, и не простили ему, что не произошло случайности в его женитьбе с Варей.
Если бы существовал ум, осведомленный в данный момент о всех силах природы в точках приложения этих сил, то не осталось бы ничего, что было бы для него недостоверно, и будущее, так же как и прошедшее, предстало бы перед его взором.
Слишком уж большого значения случайности в драме я бы не придавал, но и не могу признать явного наличия по причине ограниченности нашего ума. Возможно, гении, писавшие свои пьесы, видели происходящее опосредованным и определенным, но куда до них равняться обычному человеку? Замечу, что случайности я не беру из квантовой механики и подстраиваю в драматургии, а разбираю эпизоды реальной жизни, когда некоторые вещи воспринимались именно как случайности, которых никто не ожидал. Уже потом, по прошествии некоторого времени, в этих случаях можно было найти закономерности. Случайность есть неотъемлемое свойство драмы, которое необходимо глубоко проанализировать в драматургии.

Структура драмы - это дуализм (двойственность), неопределенность (более выражено становится при приближении), случайность (скачкообразное изменение). В сущности же, драма - это узнавание нашей будущей смерти.

Заканчивая свое размышление о драме, не могу не выразить признательности тем великим людям прошлого, мысли которых использовал в этой работе, не только за их неиссякаемую мудрость и величие, к которым я сегодня могу прикоснуться своим неокрепшим умом. Но и за их идеи, которые на протяжении тысяч лет делали совместную жизнь людей лучше. Может наше сегодняшнее социальное существование далеко не является идеальным, может наше развитие идет в тупик, но то, что сегодня жизнь намного гуманнее, понятнее и надежнее, чем во времена Гомера – это мы должны признать и помнить.
Какую реакцию и оценку не вызвали бы мои рассуждения – на истину я не претендую, мои попытки как-то систематизировать, используя точные науки, есть только стремление к лучшему понимаю драмы. Более того, цель этих рассуждений именно в желании услышать мнения других со своим разумением, сделать проблему сущности драмы достойной обсуждения. Ведь возможно переживаемые нами драматические явления и делают нас людьми, отличными от животных, заставляют по-новому взглянуть на окружающий мир, дают новые силы задаться вопросом бытия, своими примерами поучают и открывают в нас вечно биющий родник!


лягушка поделитесь кнопка Поделитесь ссылкой:

1 ответы :

Ирина
Меня очень интересует кто является автором данной статьи и как можно с ним связаться.

Отправить комментарий